June 10th, 2010

near Mih

Ювенальная юстиция: вопрос несвоевременен

Для начала, юю состоит из двух разных частей, одна, наиболее обсуждаемая — регулирование отношений ребенок-родитель, вторая, которая заботит всех куда меньше, собственно "правосудие для юных" — типа несовершеннолетние совершившие правонарушение не взрослые, с ними надо по-другому работать, не сажать сразу, а с психологом беседовать етц.

В этом вопросе — про юю — мне не нравятся две вещи.
1. Юю сама по себе — типичный предлог и объект для манипулирования общественным мнением.
Последний ооооочень явный вброс какой мне запомнился — перед какими-то выборами вдруг все стали обсуждать депутатскую неприкосновенность. Я слушал и думал, что это какоето безумие. Можно подумать что от этой неприкосновенности все проблемы в стране, и ее снятие — это панацея. Зато все обсуждают — гласность-демократия, у всех есть повод поговорить на улице, сюжет для ток-шоу, деятельность кипит, процесс идет. О реальных проблемах — какие они, кто и как будет (вернее, не будет) их решать, все молчат как всегда. Потом еще был птичий грипп, да, и еще много чего будет.

2. Все что предлагает юю — решение проблем не с той стороны, изначально через одно место. "Зри в корень!" писал Прутков.
Откуда берутся, например, дети которые идут воровать и нюхать клей? Их же не подкидывают нам татары или инопланетяне. Они рождаются и вырастают в наших семьях, проблемных, неполных, етц, которыми никто не занимается и заниматься не хочет. Зато все знают как потом правильно этих детей адаптировать, реабилитировать и прочая фигня. И вместо того чтобы заниматься профилактикой детской преступности, поддерживать институт семьи, и обеспечивать детям счастливое детство — давайте мы лучше создадим целый социальный институт по разгребанию проблем, которые никуда не девались и не денутся.

Все кто так или иначе занимался детскими домами, посещал их, видел как живут дети, беседовал с администрацией, наверняка задумывался над тем, почему в стране не выдвигаются на первое место вопросы:
1. Почему у нас в ДД так фигово, что они становятся объектами волонтерской опеки? Это еще те кому повезло. Те, кому не повезло получают, по словам Людмилы Волынец, около гривны в день.
2. Почему нет пропаганды усыновления/удочерения? Почему этим занимаются люди из-за рубежа, и система во многом этому способствует?
Почему вопрос о ювенальной юстиции должен стоять раньше этих? Только потому что это есть в других странах?

P.S. Еще Катя telenis недавно хорошо писала про "укрепление семьи".